Улица имени Чернышевского

85 лет назад в городе Иркутске появилась улица имени Чернышевского. Находится в Свердловском районе, между ул. Звездинской и ул. Жуковского, от ул. Герцена до ул. Автомобильной.

Улица возникла в 1899 году на левобережье, шла от Ангары в гору и называлась Черныховская (по фамилии купца Черныхова). В Иркутске в 1934 году решением Пленума городского Совета улица переименовывается в улицу Чернышевского. Застроена каменными и деревянными домами.

В 2018 году исполнилось 190 лет со дня рождения Николая Гавриловича Чернышевского, русского писателя, критика, ученого, философа, публициста. Имя Н. Г. Чернышевского является символом русской литературы XIX века. А его роман «Что делать?», оказавший большое влияние на общество своего времени, читаем и понимаем на протяжении 150 лет.

В прошлом году его юбилей в литературных кругах прошел очень скромно. Однако в 20 веке его идеи, взгляды и творчество было на самом высоком пике популярности. Именем Чернышевского назывались учебные заведения, библиотеки, открывались музеи, его имя присваивались улицам страны.

С городом Иркутском Чернышевского связала судьба, он стал некой судьбоносной географической точкой его более чем двадцатилетней ссылки в Сибири, 7 лет из которых были определены как каторжные работы, а остальные как поселение в Сибири. В Иркутске он был четырежды.

После приговора от 7 февраля 1864 года сенатом «За злоумышление к ниспровержению существующего прядка» Чернышевский после гражданской казни был отправлен в Сибирь. В Иркутск под усиленной охраной жандармов он прибыл 2 июля 1864 , следуя на семилетнюю каторгу. В иркутской тюрьме он пробыл семь дней, а после был доставлен на Усольский солеваренный завод. Поскольку военный губернатор Иркутска К. Н. Шелашников «и не помышлял держать «опасного агитатора» вблизи Иркутска», то практически через 2 недели спустя, 23 июля Чернышевский вновь проехал по пыльным улицам Иркутска, направляясь на Нерчинские рудники.

А уже в 1865 году (по другим данным, 1866) в Иркутск приезжала жена Чернышевского — Ольга Сократовна с сыном Михаилом. Она добивалась разрешения на встречу с мужем. Свидание состоялось в сопровождении жандарма, когда она прибыла в Кадаю. В Кадаинской тюрьме Н. Г. Чернышевский пребывал два года, а потом пять лет — на Александровском заводе.

По истечении срока каторжных работ в 1871 г. Николай Гаврилович Чернышевский возлагал надежды впоследствии жить в Иркутске, хоть в первые два приезда в нашем городе он оказывался не по своей воле. Он писал жене: «10 августа кончается мой срок оставаться праздным, бесполезным для тебя и для детей. К осени, думаю, устроюсь где-нибудь в Иркутске или около Иркутска и буду уж иметь возможность работать по-прежнему».

Однако его надеждам сбыться было не суждено. Власти боялись влияния ученого на народные массы. Тем более что в январе 1871 года в Иркутск нелегально приехал видный революционный деятель, член Генерального Совета I Интернационала Г.А. Лопатин с целью организовать побег Чернышевского, но его опознали и арестовали. В III Отделении была составлена справка для доклада царю, в которой говорилось об огромном влиянии идей Чернышевского на молодежь и необходимости оставить его в заточении. Царь наложил резолюцию «Исполнить согласно с соображением», и генерал-губернатор Восточной Сибири местом заточения для Чернышевского выбрал «забытый богом» Вилюйск в Якутской области.

18 декабря 1871 года Чернышевского в третий раз тайно привезли в Иркутск, теперь он был размещен в квартире начальника жандармского управления, и «всюду его сопровождал конвоир». 20 декабря в сопровождении трех жандармов начался долгий путь — в Вилюйск. 12 лет он прожил «в ледяной пустыне, окруженный тайгой, болотами, топями и… жандармами». Хотя была возможность получить помилование и вернуться в центральную Россию, приняв предложение о написании прошения о помиловании царю. С данным предложением к Чернышевскому в 1874 году генерал-губернатор Восточной Сибири барон Фредерикс по указанию из Петербурга направил адъютанта полковника Винникова.

В четвертый и последний приезд в Иркутск состоялся 28 сентября 1883 года, когда в город тайно прибыла жандармская повозка с «секретным преступником № 5». Под этим номером как раз и скрывали Николая Гавриловича Чернышевского. Генерал-губернатор Восточной Сибири 19 июля 1883 года предписывал своим жандармам: «Весь путь Чернышевского от Вилюйска до Якутска и далее до Иркутска должен быть совершен в полной тайне… прошу распорядиться, чтобы водным путем от Якутска до ст. Жигалово Чернышевский следовал не на пароходе, а в особой, приобретенной для него лодке, которая должна избегать остановок в населенных пунктах и даже при перемене лошадей останавливаться, по возможности, вне селений».

К тому времени была осуществлена уже вторая попытка освободить Чернышевского, уже революционером-народником И. Н. Мышкиным, когда в 1875 году, раздобыв казенные бумаги с печатью и штампом, а также мундир жандарма, тот добивался перевода Чернышевского в Иркутск из Вилюйска.

В Иркутске Чернышевского держали в жандармском управлении, рядом, во дворе, находилась гостиница «Амурское подворье» (ныне ул. Фурье, 1а). Только здесь ему объявили, что его переводят в Астрахань. В Иркутске было заранее решено, что Чернышевский остановится в жандармском управлении на одни сутки, частью для отдыха, частью, чтобы снабдить его всем необходимым для дальнейшей дороги. В 10 часов вечера того же 28 сентября Чернышевский вновь в сопровождении жандармов мчался в повозке теперь по сибирскому тракту…

27 октября 1883 года Чернышевский был доставлен в Астрахань, в 1889 году переехал в Саратов, где в конце октября скончался, не реализовав свои многочисленные творческие планы.

Каким краем виделась Сибирь Чернышевскому?  Еще в годы сотрудничества Чернышевского с журналом «Современник», за 8 лет до ссылки, в Петербурге вышла книга о Сибири. Это были записки Сибирского отдела Русского географического общества в Иркутске. В числе многочисленных рецензий на эту книгу Н. Г. Чернышевский дал оценку книге и самой Сибири: «Распространение сведений о таком крае, какова Сибирь, еще мало описанная и исследованная, страна с огромной будущностью впереди, есть дело, имеющее все права на внимание и сочувствие образованной публики».

И как отмечали в дальнейшем историки, «не о такой встрече с Сибирью он мечтал…», убедившись «что Иркутск являлся не только столицей Сибири, края с большим будущим, но и центром сибирской ссылке…».

Материал подготовлен библиографом ОКЛиБ Устюжаниной Л.И.

Литература

  1. Килессо, Г. Т. «Улица имени…»;
  2. Колмаков, Ю. П. «Иркутская летопись, 1661 – 1940 гг.»;
  3. Михеева, Р. Г. «Литературные памятники Иркутска»,
  4. Геращенко,  Г. Г. «Их именами названы улицы города Иркутска»