Материалы

Во славу дамы. Куртуазная поэзия средневековья

Стихи о любви появились, наверное, в те времена, когда вообще появилась поэзия. А поскольку стихи писали по преимуществу мужчины, посвящались они, главным образом, женщинам. Но настоящий культ Прекрасной Дамы зародился во времена рыцарей. 

Рыцарь, рыцарство, рыцарское отношение к женщине…. Все эти понятия давно вошли в наш обиход и в дополнительных пояснениях не нуждаются. Однако как все это начиналось, откуда взялись рыцари и какое отношение они имеют к литературе? 

В раннем Средневековье в Европе возникло своеобразное сословие – рыцарство. Слово «рыцарь» произошло от слова «конник». Это воин, облаченный в тяжелые доспехи, вооруженный копьем или мечом. 

Возникновение рыцарства было вызвано практическими задачами. Крестовые походы, растянувшиеся на века, объединили рыцарское сословие. Феодал, прежде лишь изредка встречавшийся с соседями, теперь стал чувствовать себя членом единого братства. Походы на Восток изменили само мировоззрение рыцаря. Это были кровавые войны, но вместе с тем – увлекательное образовательное путешествие. Перед малограмотным рыцарем – солдатом предстал незнакомый мир, похожий на волшебную сказку. Уже один Константинополь, где обычно собирались рыцарские отряды, производил на рыцарей ошеломляющее впечатление. А на Востоке, арене жестоких сражений крестоносцев с сарацинами, жизнь была еще роскошнее. Причем несравненно выше, чем в Европе, на Востоке были развиты науки, искусство, литература. Невежественный европеец получал здесь новые сведения о мире, учился восточным языкам, перенимал культуру Востока. При близком знакомстве с сарацинами, — ведь кроме войн случались и долгие перемирия, — слабела и фанатичная ненависть, с которой христиане отправлялись в крестовые походы. Рыцари, у которых был свой кодекс чести, не могли не восхищаться великодушием и отвагой сарацинских воинов. 

И когда бесславно закончились крестовые походы, Европа была уже совсем не такой, какой была в их начале. Европа уже привыкла к восточной роскоши. Окрепла королевская власть. Затихли на время междоусобные войны. Наступило время относительного покоя. 

У феодалов стали развиваться совершенно новые потребности – культура, знание, покровительство искусствам. Замки становятся по-восточному роскошными. Они полны гостей. Гости иногда живут здесь месяцами, принимая участие в пирах и рыцарских турнирах, в светских беседах. Иным стал и идеал рыцаря. Теперь это не только воин, но и галантный кавалер. Именно в это время происходит расцвет культа Прекрасной Дамы. Это одно из самых знаменитых и возвышенных проявлений рыцарства. 

Конечно, и сама роль женщины в европейском обществе разительно переменилась. В раннюю эпоху рыцарства, до крестовых походов, женщина даже в самых знатных родах занимала униженное положение и не имела никаких прав. Теперь же, два века спустя, положение женщины было совсем другим. 

Зародился культ Прекрасной Дамы в южной Франции, в графстве Прованс. А оттуда уже распространился по всей Западной Европе. Прованс был богат и просвещен. Положение женщины здесь было несравненно выше, чем в других графствах, герцогствах и королевствах. Она могла сама распоряжаться своим имуществом. Она была равна с мужчиной во всех правах. 

Культ Прекрасной Дамы начался с особого поклонения Деве Марии. В ее честь возносились горячие молитвы, слагались стихи. Ее изображения на иконах облекали в драгоценные одежды и увенчивали короной. Такое поклонение Богородице возвеличивало и земную женщину. Земная любовь приобретала все более возвышенный и духовный характер. Почитая даму сердца, рыцарь, в сущности, служил не столько ей, сколько какому-то отвлеченному идеалу красоты и непорочности. По установившимся взглядам того времени, рыцарь не должен был стремиться к разделенной любви. Даме сердца полагалось быть недосягаемой и недоступной. Каждый после посвящения в рыцари должен был избрать себе даму, знатную или незнатную, замужнюю или нет, и добиться у нее позволения служить ей. Даме посвящали победы на турнирах – и стихи. 


Был день, в который, по Творце вселенной, 

Скорбя, померкло Солнце… Луч огня 

Из ваших глаз врасплох настиг меня: 

О госпожа, я стал их узник пленный! 


Именно в это время при дворах бурно развивается поэзия. Эту литературу назвали куртуазной, то есть придворной, — «кур» на французском языке значит «двор». Куртуазная литература имела разные жанры, однако ярче всего она заявила о себе в сфере любовной лирики. 

В центре этой лирики – двое. Влюбленный поэт и предмет его поклонения – Прекрасная Дама. Поэт должен быть самозабвенно влюбленным – лишь искреннее чувство дает ему право на внимание дамы и на само творчество. И вот оказывается, что любовь, воспетая в прекрасных стихах, доступна всем – знатным и незнатным, богатым и бедным. Возвышенная любовь всех уравнивает. Главной фигурой куртуазной лирики стала женщина. Дама. Даме поклонялись. Даму обожествляли. Дама куртуазных поэтов неизменно прекрасна. Она совершенна не только телом, но и душой. При этом ей вовсе не обязательно быть знатной. Поклоняться можно королеве, но можно и пастушке. 

Интересно, что в куртуазной лирике часто воспевается любовь поэта к замужней женщине. Влюбленные не могут соединиться, и это придает любви дополнительное грустное очарование. 


Столь куртуазный тон возьму, 

Чтоб песней двинуть разговор, 

Что краше прежних в ней узор 

Появится; а почему? 

Императрицу взяв саму 

За образец учтивых фраз 

Ее приказ 

Я чту, как некий высший глас: 

Коль петь звучней, 

Искусней, сладостней, нежней 

Велит столь славной Дамы власть 

Могу ль в глазах ее упасть? 


Лирическая поэзия средневекового Запада была первым в европейской литературе прорывом в область интимных переживаний. Накал, глубина, многообразие чувств заметно превосходили античную лирику – Катулла, Горация, Овидия. Самой универсальной и емкой формой куртуазной лирики стала песня. А авторов, исполняющих свои песни, в Провансе стали звать трубадурами. На севере Франции такие певцы звались труверы, а в немецких землях, где также сложилась 

своеобразная рыцарская культура, появились певцы – миннезингеры. Именно у куртуазных поэтов потом учились молодые итальянцы. 

Италия дала миру поистине великие имена – Данте и Петрарку. Именно Италия стала родиной всего европейского Возрождения. Данте и Петрарка, конечно, не рыцари, но они продолжают рыцарские традиции в своих сонетах. У каждого из них свой предмет поклонения – своя Прекрасная Дама. 

Данте было 9 лет, когда на весеннем празднике он встретил Беатриче, свою ровесницу. Воспоминание об этом событии поэт пронес через всю свою жизнь. Он любил ее издалека. В 20 лет Беатриче вышла замуж, а в 23 года умерла, но поклоняться ее памяти Данте продолжал в течение всей жизни. 

Петрарка встретил свою любовь тоже совсем юным. Эта женщина вошла в историю мировой культуры под именем Лауры. Событие произошло в 1327 году. В 1348 году Лаура умерла, но Петрарка продолжал писать посвященные ей сонеты. У него есть циклы сонетов «На жизнь мадонны Лауры» и «На смерть мадонны Лауры». 


Как часто здесь, в моем земном раю, 

Брожу, невидимый чужому взгляду 

И на траву, вздыхая, слезы лью, 

В слезах и вздохах находя усладу. 

Как часто я зову любовь мою, 

Забыв, что смерть поставила преграду 

Меж мной и той, которую пою. 

Я верил, что найду мою отраду! 

То отражает Сорга голубая 

Ее во образе богини вод, 

На берегу присевшей, отдыхая, 

То вижу – по траве она идет 

И мнет цветы, как женщина живая, 

И сострадание в глазах несет. 


И куртуазная литература, и рыцарские времена, и итальянское Возрождение подарили нам оставшиеся навеки имена: Абеляр и Элоиза, Тристан и Изольда, Данте и Беатриче, Петрарка и Лаура. Дальнейшая история куртуазной лирики – это история ее воздействия, восприятия и изучения. Именно у провансальцев учились молодой Данте и поэты его круга возвышенному и тонкому пониманию любви и владению поэтическим словом. Далее интерес к ней среди европейских поэтов знал два счастливых момента. Один – эпоха романтизма. Другой – эпоха символизма. Мимо возвышенной рыцарской любви не прошла и русская литература. С искренней увлеченностью или с легкой долей иронии русские поэты воскрешали образы смелого рыцаря, бедного, но бесстрашного и верного. И его Прекрасной Дамы, вдохновительницы его подвигов и его песен. И даже за несколько ироническим описанием нельзя не видеть восхищение этой поэзией, проникнутой идеалами бескорыстной любви, честности и благородства. 

Ванюк Г.П.