Материалы

Улица Курбата Иванова

Улица Курбата Иванова расположена в Правобережном округе г. Иркутска, в предместье Марата, начинается от улицы Шевцова, пересекается с улицей Енисейская, заканчивается на проезде Барнешлева.

Улица Курбата Иванова застроена жилыми домами. Изначально данная территория представляла из себя большое поле, называемое Пшеничная Падь, впоследствии которое стали делить на участки и продавать для строительства домов. Для быстрого их оформления брали любой близлежащий дом с адресом и присваивали такое же название. Поскольку близкие по номерам дома были хаотично разбросаны, то это приводило к путанице и неудобствам, возникали трудности с поиском нужного адреса у экстренных служб.

Новое название улицам и проездам было присвоено постановлением «О присвоении наименований элементам улично-дорожной сети», расположенным в городе Иркутске, в предместье Марата. Постановление вышло 6 февраля 2019 г. № 031-06-69/9. Таким образом, 17 улиц и 19 проездов получили имена купцов, исторических личностей, в том числе и улица Курбата Иванова, названная в честь первооткрывателя озера Байкал.

Биографическая справка

Курбат Афанасьевич Иванов, сын боярский, енисейский пятидесятник, картограф, исследователь Восточной Сибири. Дата рождения Курбата Иванова неизвестна, очень мало сведений о том, какую жизнь он вёл до походов.  В иркутских летописях его имя упоминается только в связи с исследованием Байкала.

И. В. Щеглов, автор «Хронологического перечня важнейших данных из Истории Сибири», опубликованного в 1884 году, оставил следующую запись: «Под начальством пятидесятника Курбата Иванова русские появились на западном берегу озера Байкала и на острове его Ольхоне. Ему принадлежала одна из первых карт озера, а донесения о богатых байкальских землях, по мнению некоторых исследователей, позволили русскому правительству оценить важность и значение Байкала».

Русские землепроходцы и служилые люди вышли на берега Байкала в тридцатых годах XVII века. Первые сведения о нем они получили от эвенков и бурят. Землепроходцам и служилым людям вменялось в обязанность описание новых земель, их минеральных богатств. Землепроходцы составляли чертежи – первые географические карты. Это приписывалось из Москвы, Сибирским приказом. Честь составления первых письменных сведений о Байкале принадлежала енисейскому пятидесятнику Курбату Иванову, который 5 сентября 1640 года, в составе отряда В. Витязева был направлен для съемок чертежа волока с р. Куты на Лену. Отряд в пути зазимовал в устье р. Илги, а Курбат Иванов пошёл дальше и первый получил сведения о Байкале, о. Ольхон, дороге в Китай по Селенге через Монголию и установил начало рек Ангары и Лены. Собрав эти сведения, Курбат Иванов в 1642 году возвратился в отстроенный уже Верхоленский острожек в качестве управителя и перенёс его на новое место – напротив устья реки Куленги.

В 1643 году 21 июня Курбат Иванов по приказу якутского воеводы П. П. Головина  отправился на Байкал (кстати, тунгусы называли Байкал «Ламу», что означает озеро) с отрядом из 74-х человек, взяв в проводники тунгусского князя Можеуля. 2 июля отряд подошел к берегу Малого моря, построив суда, Курбат Иванов переправился на остров Ольхон.

В книге «Росписи служб» Курбат Иванов писал: «Я, Ивашка, тех промышленных и гулящих людей охочих поднимал на государеву службу своими крошешками и всего моего подъема на ту государеву службу пошло на 200, на 70 на 1 рубль на 20 на один алтын и на две деньги. И пошел на ту государеву службу из Верхоленского острошку братского. А служилых людей со мной 26 человек да охочих промышленных и гулящих людей 48 человек и всех со мной служилых и промышленных и гулящих людей пошло на государеву службу на Байкал 74 человека».

В отписках Курбат Иванов фиксирует: «Июля 2 день пришли мы край Ламы со всеми ратными людьми здорово и велел делать край Ламы суды и к братским людям ясашным и коренцом и батулинцом посылал с тунгусом служилово человека Петьку Мещерякова, чтобы те братские люди пришли под государеву высокую руку и принесли бы государю ясак от своих улусных людей». Местные буряты были объясачены и обещали сдать ясак осенью.»

После пребывания на Ольхоне отряд Курбата Иванова разделился. 36 человек под командой казака Семена Скороходова на судах ушли вдоль западного берега озера, а Курбат Иванов с остальными людьми пошел в Верхноленск, куда был назначен управителем.

Курбат Иванов отправился в Верхоленский острог и именно там составил знаменитый «чертеж Байкала и в Байкал падучим рекам и землицам». Работа казацкого пятидесятника, о которой уже говорилось выше, «Чертеж Байкала и в Байкал падучим рекам и землицам… где можно быть острогу» рассказывала о растительном и животном мире озера. Сначала это была карта района открытого им острова Ольхон, а затем уже верхней Лены и большой части Байкала в целом. Этот документ был отослан в Якутский острог стольнику Петру Головину, а тот переслал его в Москву в Сибирский приказ.

Дальнейшая судьба Курбата Иванова не известна. В историю Курбат Иванов вошел как первый картограф и исследователь Байкала, который нанес Байкал и Прибайкалье  на карту, дал описание озера и его притоков.

Используемая литература

Гольдфарб, С. И. Мир Байкала / С. И. Гольдфарб. – Иркутск : Репроцентр А1, 2010. – С. 52.

Гурулёв, С. А. Человек и Байкал / С. А. Гурулёв // Сибирь : лит.-художествен. и обществен.-политич. альм. – 1972.  – № 3. –  С. 83-91.

Гурулёв, С. А. Что в имени твоём, Байкал? / С. А.Гурулёв –  3-е изд., допол. – Иркутск : Оттиск, 2010. – С. 18-19, 32.

Зоркин, В. И. Иркутские градоначальники. Кн. 1. Воеводы и вице-губернаторы (1661–1764) / В. И. Зоркин. – Иркутск : Репроцентр А1, 2011. – С. 10-11.

Иркутский край. Четыре века: История Иркутской губернии (области) XVII – XXI вв. Кн. 1. Иркутская губерния в дореволюционный период. Кн. 2. Иркутская губерния (область) в 1917–2012 гг. / А. В. Ануфриев [и др.]. – Иркутск : ВостСибкнига, 2012. – С. 22-25.

Кузнецова, Ф. С. История Сибири : учеб. пособие. Ч. 1. Присоединение к России / Ф. С. Кузнецова. – 3-е изд. – Новосибирск : Инфолио, 2004. – С. 110.

Олех, Л. Г. История Сибири : учеб. пособие / Л. Г. Олех. – 2-е изд., перераб. и доп. – Ростов н/Д : Феникс ; Новосибирск : Сибирское соглашение, 2005. – С. 73.